О грядущей поездке в Париж на строительную выставку BATIMAT было известно за несколько месяцев, что позволяло подготовиться чётко и конкретно. Но у меня опять не получилось отойти от традиций и подготовка, как всегда, происходила в аду. За два дня до выезда попали в аварию в Крыму. Естественно, пришлось искать альтернативные варианты. С автобусом не получилось, зато в экстренном порядке были куплены билеты на самолёт с транзитом через Варшаву. Через Варшаву, потому что сраные лягушатники без проблем принимают в свой капиталистический рай только чурок и нигеров, а белым людям для получения французской визы надо чуть ли не карманы вывернуть. И это притом, что я имел приглашение от выставки. Зато получить польский шенген оказалось проще простого, но знающие люди напугали меня, что если попасть в Париж, минуя страну, выдавшую визу, то в следующий раз визу можно и не получить. Ну да спешить теперь уже было некуда и эти два часа в варшавском аэропорту решили потратить с пользой – встретиться с двоюродной тётей, да поговорить за жизнь. Естественно, что предупредить об этом тётю забыли, а когда вспомнили, то было поздно, она уже запланировала себе рабочий график. Договорились встретиться на обратном пути.
    В последний день (точнее, ночь) перед выездом я паковал вещи и обнаружил отсутствие тёплых ч0рных джинсов. Как можно было проебать джинсы в квартире я так и не понял, но оказалось, что это даже к лучшему, ибо сумка и без них отказывалась закрываться. Потому что полсумки занял грёбаный шерстяной свитер! Какого болта брать в Париж осенью шерстяной свитер? Но я себе задал этот вопрос только когда вышел из аэропорта «Шарль де Голль».
    Короче, с применением грубой силы сумка была застёгнута, а мне оставалось три часа сна. Мчась по ночному Киеву в автобусе на Борисполь я вспоминал всё новые и новые вещи, которые забыл взять, но философски успокаивался, ведь всё с собой не увезёшь. На входе в терминал аэропорта борисполь я столкнулся с таким же сонным Юрием Сёминым, зачем-то поздоровался и попёр к кофейному автомату. Кофий немного прояснил мысли, потом была регистрация и осмотр. Первое испытание для моих плёнок. Тут должен выразить огромное уважение сотрудникам аэропорта борисполь, которые согласились на ручной досмотр плёнок и вообще вели себя очень вежливо и приветливо. Особенно, в сравнении с поляками-беспредельщиками, которые хамили по полной программе и даже заставили меня снять боты, на которые не реагирует ни один металлодетектор, кроме польского.
    А через несколько часов самолёт провалился в сугроб облаков и вывалился в хмуром и туманном Париже. После захватывающего квеста по аэропорту Шарль де Голль всё-таки находим автобус, идущий в город до гранд опера, оттуда добираемся до гостиницы. Там научил негритоску на ресепшене пользоваться платёжной карточкой и пос-терминалом, а она научила меня пользоваться французским лифтом. Доедаю киевский хавчик и выпиливаюсь из гостиницы в парижский вечер.
    Первое, что обращает на себя внимание – немыслимое количество мотоциклистов и скутеристов. Причём, если у нас мотоциклист без экипировки встречается крайне редко, то у большинства парижан вся экипировка ограничивается шлемом. Ездят в шарфиках, пальто, длинных куртках, классических костюмах, широких джинсах, даже видел одного кадра в ШЛЁПАНЦАХ! Правила соблюдают чуть больше, чем в Одессе, но меньше, чем в Львове, например. Чтобы переходить улицу по зебре надо обладать немалым количеством наглости и безбашенности. Правда, «зебр» мало, обычно даже улочка, перейти которую можно в два шага, оснащена светофором. Причём, пешеходов красный свет абсолютно не смущает, а когда стоишь и ждёшь зелёного, то косятся как на лоха.
    Второе – блошиный рынок недалеко от гостиницы. Повеяло родным домом, рынок представляет собой смесь куренёвской барахолки и шулявского секонда. То есть негры продают всякую дрянь типа старых книг, дырявых вёдер, трёхногих стульев и даже велосипед без колеса. Кстати, колесо я обнаружил через пару кварталов, пристёгнутым к столбу мощной цепью. А ещё через квартал я обнаружил китайский ресторанчик, где зачётно поужинал, потом ещё немного полазил по району, нашёл станцию метро и отправился в гостиницу спать. Спать завалился не сразу, а, предварительно повоевав с душем, который дал горячую воду только после получасового стояния под холодной и туалетом, оснащённым хитрой электроникой, которая ВЫКЛЮЧАЛА свет, когда я туда заходил. На следующий день у меня была запланирована выставка, но об этом позже.

Париж

 

Регион: Иль-де-Франс

Первое упоминание: 53 год до н.э.

Население: 2 233 818 жителей (2010)

Площадь: 105,4 км²

Прежнее название: до ~300 - Лютеция

   Что-то я уже дофига текста накатал, заканчиваю.

   Завтрак в гостинице не порадовал – тосты, пакетики с вареньем и шоколадным маслом, хлопья, фруктовое пюре, но зато можно брать сколько душа пожелает. Ну я и компенсировал качество количеством, набрал полный поднос, что даже негры пялились на меня большими круглыми глазами.
    Минут 10 тупил на площади Сент-Уан, пытаясь разобраться в схеме парижской подземки. Первым делом было решено поехать на остров Сите, в самое, так сказать, сердце Парижа. Купил в безлимитный билетик на три дня в метро и получил в придачу туристическую карту города. Молодые загорелые парижане очень торопятся, поэтому покупкой билета себя не утруждают, а тупо перепрыгивают через турникеты. Кстати, метро весьма убогое, все станции одинаковые, оформлены безобразно. С другой стороны, может оно и правильно – экономить на излишествах.
    На мой вопрос как пройти на остров Сите пожилой парижанин отправил меня совсем в другую сторону. Такая ситуация повторится ещё пару раз, после чего я твёрдо решил у прохожих ничего не спрашивать, а ориентироваться исключительно по карте. Тем более, что английским мало кто владеет даже на моём школьном уровне.
    Да, я же обещал не утомлять букоффками.

 

Вид с моста Сен-Мишель на Нотр-Дам-де-Пари

 

 

Внутри не прекращается клацанье затворов, хорошо хоть запрещено снимать со вспышкой

 

 

 

Снаружи тоже есть на что посмотреть. Вобщем, завис я там надолго ;)

 

 

 

Университет Париж-1, Пантеон-Сорбонна. Возле входа стояли два Ducati Supermotard, бедные парижские студенты.

 

Здание Сената в Люксембургском парке. Умиротворённое и приятное место.

 

Позади красивейшего фонтана на красивейшей площади зиждется уродливый бетонно-стеклянный шрек, напоминающий страшилище напротив киевской оперы.

 

Следующие три фотки на телефон. Зачем эти милые девушки перекрывают дорогу? – подумал я и решил подождать. Ждал минут десять.

 

 

Как оказалось, для проезда вот этого важного товарища. Телефон затупил, поэтому снять кортеж не удалось, а состоял он из двух полицейских-мотоциклистов, микроавтобуса и двух тонированных Ситроёнов.

 

Двенадцатью килограммами позолоты сверкает купол Дома Инвалидов. Инвалиды там проживают не простые, а военные. Кроме того, там похоронен Наполеон и прочие выдающиеся государственные деятели.

 

Миновав какие-то военно-административные постройки, я вышел прямиком на Марсово поле и узрел наконец-то Эйфелеву башню. Монументальное строение. Впечатляет неимоверно. Романтичное Марсово поле огорожено гламуреньким заборчиком, наверное, чтобы не лазил кто попало. И вокруг каждой ёлочки тоже такая миленькая оградка. Фото телефонное.

 

    Вдоволь насладившись романтикой сетчатых заборов, было решено заняться тем, зачем приехали. И пойти на выставку. Выставка сугубо строительная, потому вряд ли кому-то будет интересно.
    Вечером ещё немного полазил по «своему» району. На самом деле, этот Сент-Уэн стал мне каким-то близким, наверное, потому что мало чем отличается от Оболони. Купили карточку, чтоб звонить домой, дешевле, чем наш грёбаный Гудлайн. Продавец-индус сказал, что Украина это «бьютифул кантри» и ему нравилось, как играл «Ш’евш’енко». Хотел поужинать в какой-то арабской забегаловке, но она оказалась забита шумными арабами, а в китайском ресторанчике я оказался единственным посетителем.

 

Продолжение там ==>>